⬇️ЛИСТАЙТЕ ⬇️
0
Корзина
0 шт.
0.00 руб.
Оформить заказ
Расширенный поиск

Казань бандитская или два слова о молодежных группировках в Казани конца ХХ века

« Назад

Казань бандитская  02.09.2018 02:26

Началось все с поездки в Казань. Город понравился. Восстановлен и отреставрирован исторический центр. Современные новостройки откровенно радуют глаз. И даже модерновый коттеджный поселок у самого Кремля, о котором в сети много негативных отзывов - как ни странно, тоже не вызвал раздражения. Скорее, наоборот. Это впечатление резко контрастировало с прежним - за глаза - мнением о столице Татарстана, которое, как кажется, было типичным для моих сверстников, чья юность пришлась на конец 80-ых, то есть на самое начало перестройки. Тогда о Казани ходили ужасные слухи как об одном из наиболее страшных мест в стране. Рассказывали о дворовых бандах. Массовых жестоких драках между подростками. Беспричинном избиении и даже убийстве случайных прохожих. Стало интересно - что же там было на самом деле. Начал копать. Ну и в итоге познакомился с Ринатом Фатыховым - историком, посвятившим свою жизнь изучению так называемого "Казанского феномена". Ему слово…

Корреспондент: - Действительно ли Казань во второй четверти ХХ века была таким опасным местом?

Ринат Фатыхов: - Ну, вообще-то, да. К 80-ым весь город был поделен на сферы влияния условно подростковых банд. Условно - потому что в большинство из них входили не только подростки, но и взрослые преступники, однако подростки были самой активной силой и больше обращали на себя внимание общественности. Группировки жестко контролировали свои территории. И если на улице появлялся несовершеннолетний чужак, почти наверняка к нему подходили пацаны в широких штанах и олимпийках - была у тогдашних гопников такая мода - и спрашивали, откуда он. И не дай Бог было не вмастить - если парень был из района, с которым местные враждовали, скорее всего, для него встреча заканчивалась больницей. Или того похуже. Банды периодически сходились в рукопашных боях. Их молниеносные стычки оставляли после себя множество искалеченных, а то и убитых. Дрались жестоко, используя самое разнообразное оружие, вплоть до огнестрельного. И хотя побоища проходили между участниками группировок - в числе пострадавших часто оказывались случайные люди. Ну и конечно малолетние хулиганы совершали множество других преступлений - они грабили и терроризировали своих сверстников, вымогая у них деньги, нападали на прохожих,  воровали, угоняли машины, обчищали дачи и квартиры. Уже в то время некоторые из них практиковали рэкет по отношению к тогдашним предпринимателям: фарцовщикам, спекулянтам, работникам торговли и пр. 

Корреспондент: - Откуда брались эти банды?

Ринат Фатыхов: - Если говорить про первопричины - понятно, что это явление социальное. Невзрачный провинциальный рабочий город. Масса предприятий. Низкий уровень жизни. Бытовая неустроенность. Повсеместный алкоголизм. Родители целыми днями на работе, а подростковая инфраструктура абсолютно не развита. Занять себя тинейджерам, по большому счету, нечем. Вот вся их энергия и выплескивалась на улицу. Пацаны сбивались в компании - естественно, по территориальному принципу. И между такими группами часто возникала вражда. Это было всегда. Но до какого-то момента дворовые компании не превращались в банды. У них не было постоянного состава. Не было иерархии. Не было руководства. Не собирался общак. Да, между ними периодически происходили стычки. Мальчишки на улице всегда и везде дерутся. Но эти драки обычно не приводили к серьезным бедам. Дрались, что называется, до кровянки. Ситуация поменялась в начале 70-ых. Почему - вопрос. Историки спорят на эту тему. Но в целом большинство сходятся на том, что сработали сразу несколько факторов. Кроме тех, о которых я уже говорил, свою роль, и не малую, сыграла криминализация общества в послевоенное время и массовые амнистии в конце пятидесятых. Провинцию заполняют люди, впитавшие в себя уголовную мораль, традиции и правила. Их влияние на люмперизированную молодежь промышленных окраин оказывается очень сильным. Тюремная субкультура легко проникает в сознание нищих бесприютных пацанов, не видящих в своей жизни ничего, кроме вечно пьяных родителей, раскисших в грязи давно не ремонтированных улиц, пыльных заводских заборов да унылых обшарпанных хрущевок. Ну и, по видимому, к началу 70-ых накапливается, наконец, некая критическая масса. Воровские "понятия" широко распространяются по стране. Не случайно же именно в это время и в армии, и в ПТУ повсеместно появляется дедовщина, работающая по принципу тюремной иерархии. В провинциальных же городах подростковые группы перерастают в криминальные формирования. Казань в этом плане, кстати говоря, не была чем-то исключительным. Молодежные банды, формировавшиеся по схожим принципам, существовали во многих городах как Татарстана, так и страны в целом. Поэтому мне не очень нравится термин "казанский феномен", которым обычно принято обозначать криминогенную ситуацию в городе в то время. На мой взгляд, речь шла никак ни о местном явлении, а, скорее, общей для страны тенденции. Которая, быть может, проявилась в нашем городе на несколько лет раньше, чем в большинстве других регионов. Только и всего.

Корреспондент: - Вы говорите об общих принципах, на основании которых формировались банды. О чем речь?

Ринат Фатыхов: - В основе этих принципов лежали тюремные понятия и тюремная иерархия. С какого-то момента, а именно с начала 70-ых, молодежные группировки все больше стали приобретать черты неформальных организаций. Имевших четкий состав - для того, чтобы попасть в них, не достаточно было просто взять и присоединиться, надо было пройти некий обряд посвящения. Появилась четкая иерархию по возрастам и по занимаемому в группировке положению. Все обязаны были придерживаться определенных правил. Так, в Казани члены любой группировки должны были регулярно присутствовать на ее сборищах. Им запрещалось пить и курить. Они должны были заниматься спортом. Блюсти свою пацанскую честь в соответствии с тюремными понятиями. Собирался общак - каждый должен был регулярно вносить определенную сумму. Предполагалось, что деньги шли на помощь заключенным. Отчасти так оно и было, хотя в некоторых бандах большая их часть уходила непосредственно в карманы главарей.
Нарушения правил карались. Либо старшими. Либо в некоторых случаях - сверстниками, участниками группировки. Провинившегося жестоко избивали. Причем зачастую требовалось, чтобы наказуемый безропотно принимал все удары и не пытался отклониться от них. В некоторых же бандах практиковались регулярные избиения младших старшими - так сказать, в профилактических целях. 
Все банды имели свою подконтрольную территорию. Она постоянно "патрулировалась". И в случае, если на нее проникал кто-то из чужаков, с ним разбирались по-пацански.
Конфликты между группировками решались на стрелках вожаков. Если договориться не удавалось - начинались военные действия. Тогда происходили кровавые стычки стенка на стенку, в ходе которых речь уже не шла о "до кровянки" - били жестоко, на убой, используя арматуру, ножи, цепи, металлические шары, которыми кидались в противников. Иногда звучали выстрелы из обрезов и взрывы "бомбочек" - самодельных взрывных устройств. Кроме того, противники старались отловить своих врагов по одному.

Корреспондент: - Так а в чем все-таки был смысл этой вражды? Почему было так важно не пустить чужаков на свою территорию?

Ринат Фатыхов: - Честно? Объективно во многих случаях особого смысла не было. По крайней мере, в первые годы существования группировок. Моя улица - и все тут. А вы убирайтесь на свою. Однако субъективно мотив защиты своей территории, своего района имел важное значение в мотивации подростков. Была в этом своя романтика. Было внутреннее оправдание - я не просто вместе с другими избиваю железным прутом беззащитного паренька, а я защищаю свою улицу. Вот такой вот герой. А мальчишки же хотят ощущать себя героями. Ну а по мере того, как группировка все больше превращалась в банду, начинал появляться определенный финансовый интерес. На своей территории гопники могли грабить сверстников и вымогать у них деньги, обчищать запоздалых прохожих. Когда же началась перестройка - этот интерес и вовсе начинает преобладать. И тогда молодежные группировки превращаются в настоящие ОПГ. Но это происходит значительно позже, в 90-ые. 

Корреспондент: - Вы говорите о жестокостях старших участников молодежных группировок по отношению к младшим. Почему же тогда подростки шли в банды?

Ринат Фатыхов: - Причин несколько. С одной стороны, было немало тех, кого привлекала именно криминальная составляющая участия в  группировке: они могли обирать чушпанов - так называли тех подростков, которые не принадлежали ни к одной из банд. Могли вместе с другими участвовать в набегах на квартиры и дачные домики. Устраивать гоп-стоп на случайных прохожих. У них в карманах появлялась монета. Они упивались своим ощущением власти и вседозволенности. С другой стороны, в условиях, когда вся молодежная среда в городе была сильно криминализирована, для многих участие в группировке казалось чуть ли ни единственным способом уберечь себя от притеснений хулиганов. Ну и кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и воровскую псевдо-романтику, которая, к сожалению, очень привлекательна для молодежи. Да что там молодежи - даже сейчас, когда я брал интервью у бывших гопников, многие из них апеллировали к ней: мол, тогда было чувство локтя, было слово пацана. Не то, что сейчас… Мальчишки легко покупаются на такие вещи. 

Корреспондент: - Я правильно понимаю, что эти формирования были опасны в первую очередь для подростков?

Ринат Фатыхов: - Не совсем так. Во-первых, как уже говорилось, от постоянных войн группировок страдали и простые граждане. Знаете, когда в полном пассажиров трамвае происходит драка толпы хулиганов, не хило достается всем подряд. Во-вторых, многие преступления были направлены именно против обычных жителей Казани. На тех же трамваях, курсировавших через районы наиболее одиозных банд, люди реально боялись ездить. Вагоны ходили полупустыми. Поскольку нередки были случаи, когда гопники средь бела дня врывались в салон, обирая и избивая пассажиров. Нарваться на грабителей запросто можно было и на улицах города. Причем даже днем. Ну и кроме того известны несколько случаев, когда бандиты устраивали массовые избиения случайных прохожих: просто шли стеной по обеим сторонам улицы и нападали на всех, кто попадался на их пути. Дело доходило до убийств.

Корреспондент: - Но, на сколько я понимаю, с какого-то момента все эти банды прекратили свое существование. Как это произошло?

Ринат Фатыхов: - Как я уже упомянул, в 90-ые годы молодежные группировки переросли в настоящие ОПГ, между которыми началась жестокая борьба за сферы влияния. В ходе этой борьбы погибли многие из главарей и простых бандитов. Те же, кто сумел выжить, стали постепенно интегрироваться в легальный бизнес. С какого-то же момента в конце 90-ых - начале 2000-ых активизировались и правоохранительные органы. Было много шумных процессов. И значительная часть не успевших перестроиться бандитов сели в тюрьмы.

Корреспондент: - Можно ли сказать, что сегодня с криминальным прошлым Казани покончено навсегда?

Ринат Фатыхов: - А вот не знаю… С одной стороны, если сравнивать 80-е - 90-е с тем, что представляет собой Казань сегодня - это небо и земля. Но беда в том, что многие из социальных проблем, породивших подростковую преступность в конце прошлого века, лишь деформировались, но так и не исчезли. По прежнему уголовные понятия имеют высокий вес в люмпиризированной молодежной среде провинциальных городков. Во многих небольших поселениях, как и раньше, продолжают существовать подростковые группировки. Которые все также терроризируют сверстников, собирают общак и живут по воровским законам. И гарантировать, что в какой-то момент они вновь не появятся у нас, в Казани, я бы не стал. В этой связи, кстати, обеспокоило недавнее происшествие в Питере, где толпа подростков несколько часов безнаказанно избивала случайных прохожих на улицах города. Очень уж знакомые проявления. Которые говорят о том, что проблема у нас в стране далеко не решена.



Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий:


Яндекс.Метрика